Адвокат отстаивает право не давать показания по делу, в котором его доверитель является потерпевшим

В комментарии по этому вопросу  адвокат Заур Татлок сообщил, что в ближайшее время намерен встретиться с заместителем СУ СКР по Краснодарскому краю и обратиться в органы прокуратуры по данной ситуации. Председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов    Ростислав Хмыров подчеркнул, что все следственные действия в отношении адвокатов должны производиться на основе судебного решения.

Адвокат   Заур Татлок обратился в Комиссию палаты по защите профессиональных прав адвокатов по поводу попытки следователя допросить его в качестве свидетеля по уголовному делу, по которому его доверитель является потерпевшим.

 

 В 2017–2018 гг.  Татлок  представлял интересы Романа Мещерякова в двух судебных спорах имущественного характера с родной сестрой его бывшей супруги, адвокатом которой был ее сожитель  Илья Кокурин.

 

За фальсификацию доказательств в рамках вышеуказанных споров следствие возбудило в отношении Ильи Кокурина уголовное дело по ст. 303 УК РФ (фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности). Обвиняемому избрали меру пресечения в виде подписки о невыезде.

 

Роман Мещеряков был признан потерпевшим по данному уголовному делу, оно рассматривалось в Прикубанском районном суде Краснодара. 18 марта 2019 г. Заур Татлок и его доверитель прибыли в вышеуказанный суд на очередное судебное заседание. Подсудимый попытался произвести видеосъемку заседания на телефон, несмотря на запреты председательствующей судьи. Когда Роман Мещеряков сделал Илье Кокурину замечание по этому поводу, тот ударом головы разбил ему лицо.

 

Ситуация стала поводом для возбуждения еще одного уголовного дела в отношении Кокурина. В соответствующем постановлении СУ СК России по Краснодарскому краю о возбуждении уголовного дела от 25 апреля (имеется у «АГ») отмечено, что в действиях Ильи Кокурина усматриваются признаки преступлений по ст. 116 (побои) и ч. 1 ст. 294 УК РФ (воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования).

 

2 июля Илья Кокурин был признан виновным по уголовному делу о фальсификации доказательств, и ему было назначено наказание в виде 11 месяцев исправительных работ с 15% удержанием из зарплаты.

 

Между тем пострадавшему от побоев Мещерякову был присвоен статус потерпевшего по второму уголовному делу. В связи с этим следователь несколько раз вызывал адвоката Тотлок на допрос в качестве свидетеля, поскольку тот был очевидцем происшествия. Однако, поскольку Заур Татлок является представителем Романа Мещерякова по уголовному делу, а в материалах дела имеется соответствующий ордер, он посчитал, что для вызова на допрос следователь обязан был получить санкцию суда и, не сделав этого, нарушил закон.

 

22 июля Заур Татлок обжаловал действия следователя в районном суде. Спустя два дня судья Октябрьского района г. Краснодара Александр Верхогляд вынес постановление   об отказе в принятии жалобы адвоката, поданной им в порядке ст. 125 УПК РФ. Со ссылкой на п. 3.1 Постановления Пленума ВС РФ судья отметил, что не подлежат обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ действия (бездействия) и решения, проверка законности и обоснованности которых относится исключительно к компетенции суда, рассматривающего уголовное дело по существу. «Из анализа данного пункта следует, что к приведенным процессуальным действиям также относятся и процессуальные действия по собиранию и проверке доказательств (в том числе допрос свидетеля), в связи с чем суд приходит к выводу об отказе в принятии настоящей жалобы», – отмечено в постановлении судьи.

 

31 июля адвокат обжаловал постановление в Судебную коллегию по уголовным делам Краснодарского краевого суда. В своей апелляционной жалобе   Заур Татлок пояснил, почему он считает обжалуемый им судебный акт незаконным и нарушающим как права его доверителя, так и личную обязанность защитника по хранению им адвокатской тайны.

 

По мнению адвоката, выводы судьи не основаны на фактических обстоятельствах и содержании его жалобы в связи с их несоответствием требованиям Конституции РФ, ст. 56 и 113 УПК РФ, а также Международному пакту о гражданских и политических правах и Конвенции о защите прав человека и основных свобод. «Таким образом, в нарушение норм действующего законодательства и обязательного применения всеми органами государственной власти РФ Определения КС РФ № 863-О от 11 апреля судья Александр Верхогляд вынес незаконное и необоснованное постановление, подлежащее безусловной отмене», – заявлено в апелляционной жалобе.

 

 9 августа Заур Татлок направил обращение по данной ситуации в Комиссию по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края, в котором просил помочь ему выработать правильное юридическое поведение в сложившейся ситуации.

 

По мнению заявителя, следователь действовал вопреки требованиям уголовно-процессуального законодательства и новейших разъяснений КС РФ, согласно которым следственные действия в отношении адвоката, в том числе допрос в качестве свидетеля, возможны только на основании решения суда. «Следователь П. не прекратил свои незаконные действия и продолжает направлять мне очередные повестки на допрос, но пока он попадает на дни, когда я занят в судебных заседаниях или других следственных действиях, однако я опасаюсь за то, что он исполнит свои угрозы о моем приводе либо предпримет иные незаконные действия в отношении меня», – указано в обращении адвоката.

 

12 августа Комиссия вынесла заключение, в котором поддержала позицию Заура Татлока, отметив недопустимость допроса адвоката со ссылкой на позицию Конституционного Суда и положения подп. 3 п. 3 ст. 56 УПК РФ.

 

Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов АП КК усмотрела нарушение профессиональных прав Заура Татлока, который, по ее мнению, не подлежит допросу в качестве свидетеля в данном случае. Она рекомендовала Совету палаты направить соответствующее обращение на имя руководителя следственного органа.

 

 Ростислав Хмыров в свою очередь напомнил, что, как следует из ч. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре, все следственные действия в отношении адвоката производятся на основе соответствующего судебного решения, указанная норма нашла свое развитие в апрельском определении КС РФ № 863-О.

 

«Поскольку никакого судебного решения не было, а следователь самовольно вызывал адвоката в качестве свидетеля, мы рекомендовали адвокату воздержаться от дачи показаний и подписания протоколов», – пояснил он.